+7 (964)379-55-92
Записаться на консультацию
Ежедневно с 10.00 до 22.00

БЕСПЛОДИЕ, КТО ВИНОВАТ?

 

В жизни каждого человека бывают моменты, когда он

 в чём-либо,  заблуждается, но благодаря своему ratio

 (разум), его свойству к  аналитическому и критическому

мышлению, человек способен на переоценку первоначально

ошибочных суждений или умозаключений. Лишь в немногих

случаях человеку необходима помощь. И хорошо когда эта

помощь исходит от человека  отдающего отчёт своим

суждениям, объективно оценивающего ситуацию.

 

Аннотация: В данной статье в сферу направленности данного номера (перинатальная психология), разговор будет идти о возможных механизмах формирования бесплодия и формах образования на примере практического случая, которым я и хочу с Вами поделиться, а также своими взглядами и выводами, сделанными в ходе этой работы. 
Проблематику, которую я постараюсь осветить в статье, возможно, будет полезна не только коллегам, работающим в области перинатальной психологии, но и, в общем, специалистам,  работающим в сфере оказания психологической и консультативной помощи.

 

     По первому образованию я Психолог-консультант. Но так как в своей работе мне периодически приходилось сталкиваться с такими вопросами, в которых я испытывал дефицит знаний и опыта, а именно в области перинатальной психологии. Я решил пройти профессиональную переподготовку по программе «Клиническая перинатальная психология, психопатология, психотерапия».

     Не успев окончить профессиональную переподготовку, ко мне поступило обращение за помощью как раз в области перинатальной психологии, я тогда ещё подумал, –  «Вот тебе и практика»! И охотно, с энтузиазмом  взялся за данную работу..

     Обратилась женщина в возрасте 31 года, замужем, назовём её, Оля. Запрос на консультации был в следующем, помочь разобраться с чувством вины и злости на себя из-за того, что не наступает беременность.

     Анамнез: Менструация с 16 лет, с нерегулярным циклом. В браке 9 лет, брак первый, детей нет. Решение о беременности было принято по истечении года после совместной жизни в браке, возраст женщины 22, мужчины 25 лет. После отсутствия беременности в течение года, решили обратиться в больницу с запросом зачатия и нерегулярного менструального цикла, в итоге был поставлен диагноз, СПКЯ и ановуляция. У мужчины никаких отклонений выявлено не было.

     Лечение длилось в течение 5 лет, было сделано 6-7 стимуляций, инсеменации, ЭКО – 2 раза, по словам клиентки, – «Эмбриончики были хорошие, подсаживали по два, и вроде все было нормально, даже тесты показывали беременность, но за день-два до контрольной даты опять было отрицательно. Ксожалению, ниразутакинеприжились».

     За период лечения, появились новые проблемы со здоровьем, эндометриоз, экстренная операция по удалению кисты (разрыв кисты), резекция яичника. У мужа ухудшилась спермограмма. В связи эмоциональным, физическим и материальным истощением, было принято решение о прекращении лечения.

     После того как ситуацию удалось отпустить,  отказавшись от лечения и постоянного контроля путём анализов и медицинских обследований, было приято решение, в случае, если не удастся забеременеть до 35 лет, усыновить ребёнка. Овуляция и менструальный цикл наладились, эндометриоз прекратился. Обследование было проведено спустя 3 года после прекращения лечения, результаты удивили даже врача.

     И, как Вы понимаете, ситуация с беременностью вновь стала актуальной, на этом этапе мы и встретились, так как здоровье наладилось, а беременность всё не наступала. В связи с чем, начала проявляться тревожность, раздражительность и агрессивность по отношению к себе в виде самообвинения. У клиентки на то время был уже опыт работы с психологами, так как на протяжении последних 8 лет обращения были неоднократны.

     Начали разбираться какова природа аутоагрессии. Оля, обвиняла себя в том, что из-за её неверных действий, суждений, мыслей, беременность и не наступает, из-за каких именно она не понимала. Ситуация была накалена до предела, высчитывались овуляторные дни, регулировались половые контакты, только в определённые дни. Периодически возникающие задержки и симптомы начала месячных, были отнесены к признакам беременности, а появление самих месячных относилось к её срыву, в чём Клиентка обвиняла себя, за свои мысли и опасения, что опять ничего не получиться. Ругала себя за то, что позволяет себе верить в успех из-за чего после неудачи, становилось только хуже, и круговорот продолжался. С нарастающим к началу цикла волнением и тревожностью из-за того, что опять из-за её мыслей беременность сорвётся.

     Вышли на её работу с предыдущими психологами. В процессе работы, по мнению Оли, всё сводилось к тому, что беременность не наступает из-за её скрытого нежелания иметь детей,  на почве возможных внутренних конфликтов. По замечанию, Оли, во всех случаях все её проблемы пытались притянуть именнок этому, обесценивая все её доводы, приводимые в свою защиту. Вот уж не знаю, было ли это именно так, но почему-то у неё сложилось именно такое мнение. В итоге найти внутренние противоречия, конфликты, которые препятствовали беременности, так и не получилось, возможно, не хватило времени, а возможно ввиду того, что работали не в том направлении. В итоге было сформирована вина на себя за то, что не получается разрешить внутренние конфликты. Так, к одной проблеме, беременности, а вернее её отсутствии, добавилась ещё одна - вина на себя из-за того, что беременность не наступает.

     Теория с внутренними конфликтами, конечно, может иметь место быть, но не стоит забывать и о других механизмах формирования бесплодия, делая её доминирующей или основной, ещё хуже, когда единственной.

     Любая теория, на мой взгляд, это всего лишь видение возможных вариантов, в которых можно пробовать двигаться вместе с Клиентом, подводя его до тех пор, пока он сам не осознает причину своей проблемы, в случае если теория уместна. Но и этого не достаточно, нужно не только подвести клиента к осознанию, разрушая его механизмы психологической защиты, но и помочь понять, что со всем этим делать.

     Разрушая механизмы психологической защиты, необходимо помочь Клиенту научится разрешать травмирующие ситуации другим путём, более конструктивным, учитывая при этом, его возможности и особенности. Ведь любая защита это способ психики справиться с тяжёлой для неё ситуацией. Снимая защиту, мы можем способствовать актуализации ранее полученной травмы, что может привести к нежелательным последствиям. Поэтому, для того, чтобы этого не произошло, человек должен быть подготовлен и знал, что с подобной ситуацией вполне можно справиться. 

     На мой взгляд, нужно быть предельно осторожным, подводя Клиента к осознанию ранее вытесненной им информации, отдавая себе отчёт о возможных последствиях, учитывая при этом, насколько Клиент в данный момент готов её принять. Также особое внимание необходимо уделять при формулировке выводов и интерпретации данных, полученных в ходе психологического консультирования или терапии. Так как последствия могут быть неоднозначными, как в данном случае, вместо одной проблемы, Клиент уходит уже с двумя, одна с которой он обратился за помощью и вторая которую сформировали в процессе совместной работы, – «Беременность не наступает и в этом виноват я сам». Не утешительно, не правда ли?

     В общем, причина вины и аутоагрессии стала понятна, и мы двинулись дальше. А дальше, конечно,  изучение семейного анамнеза – куда же без него!

     Семья полная, мать, отец, младшая сестра. Проблем с зачатием и беременностью, ни у кого из родственников из слов клиентки не наблюдалось. В восемь лет отец клиентки заболевает раком, о чём девочке не сообщалась, но по обстановке в семье у неё возникли подозрения, что может произойти что-то страшное, появилась тревожность. На протяжении всего периода болезни отца, с ребёнком никто так и не поговорил, все делали вид, что ничего не происходит. Иногда, приходя со школы, девочка подолгу стояла у двери, боясь заходить и ожидая, что произошло что-то страшное. После смерти отца, в возрасте 13 лет у нее началась сильная аллергия, гастрит, панкреатит, ДЖВП, ювениальный ревмотоидный артрит.По словам клиентки отношения с отцом были тёплые и близкие, она говорила о себе «папина дочка». Период болезни и смерти переживался очень остро.

     Проанализировав полученные данные в ходе беседы, я пришёл к следующим выводам:

     В результате заболевания отца и длительности его течения на протяжении периода с 8 до 13 лет,    совпадающего с периодов полового развития, девочки была нанесена психологическая травма. Что вполне могло отразиться на репродуктивной и физиологической системе девочки, так как этот период, по словам И. К. Славяновой - кандидата медицинских наук, организм девушки наиболее лабилен и чувствителен к воздействию неблагоприятных внешних и внутренних факторов. Нарушение в репродуктивной системе в этот период может произойти при воздействии самых разнообразных стрессовых ситуаций, психических и эмоциональных расстройств.  Продолжительное влияние неблагоприятных факторов может привести к нарушению формирования репродуктивной системы, что в следствии, может стать поводом гинекологических и психосоматических заболеваний, таких как бесплодие, эндометриоз, миома матки, нейроэндокринные синдромы [1, с. 47]. Вдобавок ко всему, смерть отца, которая переживалась очень остро, в самый пик пубертатной фазы.

     Заболевания того и последующих периодов: позднее наступление месячных, нерегулярный цикл, ановуляция, различные заболевания в подростковом периоде, аллергия, гастрит, панкреатит, дискинезия желчевыводящих путей (ДЖВП), ювениальный ревмотоидный артрит, только усилили мои предположения. Все эти заболевания могли развиться на фоне длительно продолжающегося стресса, что, возможно, и привело к нарушению репродуктивного здоровья. Исходя из этого, можно предположить о гормональных нарушениях в связи с факторами длительного стресса, так как именно в этом периоде происходит наиболее активный процесс изменений в организме подростка, вследствие которых запускается механизм с помощью сигналов из головного мозга к половым железам: семенникам у мальчиков и яичникам у девочек. В ответ на эти сигналы половые железы вырабатывают различные гормоны, стимулирующие рост и развитие,  костей, мышц, кожи и репродуктивных органов [2, с. 99 – 115].

     Ещё раз, всё хорошенько проанализировав, сопоставив все факты, я решил поделиться своими мыслями с Олей, смещая ответственность за бесплодие с неё на обстоятельства, которые могли повлиять негативным образом на репродуктивное здоровье. При этом, обращая внимание на то, что это всего лишь мои доводы, основанные на данных полученных с её слов, так как без необходимого медицинского заключения или обследования более точных выводов, сделать, не представляется возможным. В тоже время, не отбрасывая полностью теорию, психологического бесплодия, делая её просто менее значимой в данных обстоятельствах.

     В общем, сопоставив факты, Оля согласилась с тем, что такой исход событий вполне возможен. Пересмотрев своё отношение к данной ситуации, она смогла по другому посмотреть  на неё. Теперь она не винила себя, ушла агрессия, а вместе с ней и тревожность. Оля перестала контролировать период наступления менструального цикла и регулировать половую жизнь, смогла отпустить ситуацию. Ушло неприятное чувство нервозности, появилось прекрасное настроение и чувство внутренней силы!

     Она смогла осознать значимость вновь вскрывшегося факта, который она обесценивала и вытесняла: у них с мужем, как выяснилось в процессе работы, в результате медицинского обследования, была выявлена иммунологическая не совместимость, 3 совпадения. Около 35% пар с повторяющимися случаями выкидыша имеют по 2–3 совпадения. Если обнаружено четыре и больше сходных аллелей, то невынашиваемость и безуспешные попытки ЭКО будут почти во всех случаях[3].

 

 Список сокращений и терминолв

Аутоагрессия – агрессивное поведение, направленное против самого себя и проявляющееся в самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений, в попытках самоубийства. 
Психологическая защита личности (защитный механизм) – система механизмов, направленных на минимизацию отрицательных переживаний, связанных с конфликтами, которые ставят под угрозу целостность личности. 
Внутренний конфликт личности – это комплекс противоречий, возникающих у человека на подсознательном уровне. Воспринимается подобное состояние, как неразрешимая эмоциональная проблема. 
Психологическая травма – вред, нанесённый психическому здоровью человека в результате интенсивного воздействия неблагоприятных факторов среды или остроэмоциональных, стрессовых воздействий на его психику. [4] 
СПКЯ – синдром поликистозных яичников. 
Оновуляция – отсутствие овуляторного цикла в период половой зрелости, нарушение связанное с созреванием и выходом яйцеклетки из яичника. Что сопутствует нарушениям менструальной функции и бесплодию. 
ЭКО – экстракорпоральное оплодотворение, вспомогательная репродуктивная технология, чаще всего используемая в случае бесплодия. 
Инсеминация – искусственное внутриматочное оплодотворение. 

 

Литература

  • Славянова И. К.  Акушерство и гинекология. – Изд. 6-е, стер. – Ростов н/Д: Феникс, 2013.
  • ХолодныйВ. А. Детерминанты психосексуального развития // Развитиеличности. 2013.
  • http://zhdumalisha.ru /HLA-типирование при планировании беременности.
  • http://www.belogurova.ru/glossary?letter=18&word=2189

 

     Записаться на консультацию к автору статьи Вы можете по телефону, +7 (964) 379-55-92, форме обратной связи или в разделе, контакты. Время записи с 10.00 до 22.00 ежедневно

_________________________________________________________________________________________________

     Статья была опубликована в научно-практическом журнале. Специальный выпуск "Перинатальная психология" - Москва 2018.